Спроектировал и построил Дом Пашкова в 1784 — 1786 годах выдающийся архитектор Василий Иванович Баженов.

Национальные истоки творчества Баженова сказались и в связях дома Пашкова с окружающими его памятниками древнерусского зодчества. На закате солнца высоко над городом на каменной террасе одного из самых красивых зданий в Москве, здания, построенного около полутораста лет назад, находились двое: Воланд и Азазелло.

После своей постройки Пашков дом стал достопримечательностью Москвы и на протяжении многих лет вызывал удивление и считался одним из самых красивых зданий города. Первым владельцем дома был П. Е. Пашков, по фамилии которого особняк получил своё название.

Место здания важно и символически: Пашков дом стоит на холме напротив Боровицкого холма, увенчанного Кремлём. Важно отметить, что Пашков дом был первым светским зданием в Москве, из окон которого можно было глядеть на башни и постройки Кремля не снизу вверх, а также наблюдать Ивановскую и Соборную площади. Внизу два каменных бассейна с фонтанами в средине.

Китайские гуси, разных пород попугаи, белые и пестрые павлины находятся здесь на свободе или висят в дорогих клетках. Единственный въезд в Пашков дом, доступный для карет, находится со стороны Староваганьковского переулка. Пашков дом представляет редкий пример в мировой архитектуре, где при подобной композиции фасада применены три портика, совершенно одинаковые по своим основным размерам и числу колонн.

В колоннах и пилястрах флигелей использован сложный ионический ордер с, так называемыми, диагональными капителями. Они подчеркивают художественную самостоятельность и роль флигелей в композиции фасада. Справа от вестибюля, в стороне от центральной оси, шла парадная лестница во второй этаж, приводившая в аванзал и в главный зал. Боковые флигели были отведены под жилые и служебные помещения.

В 1841 году архитектор А. В. Никитин составил проект перестройки дома под размещение Дворянского института. В 30-е годы XX века произошли следующие крупные изменения в облике Пашкова дома: была снесена ограда сада, которая была немаловажной частью облика здания.

Последнее изменение облика дома Пашкова произошло во время одного из ремонтов 1980-х годах, когда герб СССР был снят с фасада. В 1986 году при строительстве станции метро «Боровицкая» осел фундамент дома Пашкова, потрескались его перекрытия и здание оказалось на грани разрушения. Ещё один дом, принадлежавший Пашковым, находился на Чистопрудном бульваре, 12. Эта страсть к рисованию обратила на Баженова внимание архитектора Д. В. Ухтомского, принявшего его в свою школу.

Поступив в ученики к профессору Шарлю Девайи, Баженов занялся изготовлением моделей архитектурных частей из дерева и пробки и выполнил несколько моделей знаменитых зданий. По возвращении в Россию, живя в Москве, Баженов участвовал в издании труда Витрувия (перевод Ф. В. Каржавина).

Такая же судьба постигла царицынский ансамбль Баженова, представлявший собой новаторский сплав элементов нарышкинского барокко конца XVII века и западноевропейского готического декора.

Видимо, затея не удалась, так как, по словам Баженова, «препятствиев к моему намерению весьма есть много». Строительство здания началось под руководством архитектора Артиллерийского ведомства В. Т. фон Дидерихштейна весной 1766 года и велось архитектором Инженерного корпуса К. И. Шпекле.

Спроектировал и построил Дом Пашкова в 1784 — 1786 годах выдающийся архитектор Василий Иванович Баженов.

Большой мост через овраг в усадьбе Царицыно — одна из немногих сохранившихся построек, авторство Баженова в отношении которых точно установлено. Оставшись без всяких средств к существованию, Баженов открыл художественное заведение и занялся частными постройками.

В это же время в Москве Баженов предпринимает попытку организовать «партикулярную» (частную) академию и набрать учеников. В Московском Кремле, вместо стен, служащих оградой святынь и дворцов, Баженов проектировал сплошной ряд зданий, которым была сделана торжественная закладка. Вход в усадьбу Дома Пашкова Баженов расположил со стороны переулка и отметил его оригинальными коваными воротами в форме триумфальной арки, которую И.Э.Грабарь назвал «сонетом гирлянде».