ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич

По воспоминаниям, Лермонтов в Пятигорске иронизировал над романтической «прозой» Мартынова и его стихами. О ссоре Лермонтова и Мартынова, приведшей к дуэли, очевидцы говорят разное, но все сходятся в том, что Мартынова возмутила острота, пущенная в его адрес поэтом.

Сын статского советника Соломона Михайловича Мартынова (ум. 1839) и его жены Елизаветы Михайловны, урождённой Тарновской. Семья Мартыновых была большой, четыре сына и четыре дочери. Прослужив некоторое время в кавалергардском полку, Мартынов в 1837 году отправился добровольцем на Кавказ и участвовал в экспедиции кавказского отряда за Кубань.

К моменту ссоры с Лермонтовым имел чин майора в отставке. Мартынов же с обидой считал себя (неизвестно, насколько обоснованно) прототипом Грушницкого в «Герое нашего времени». Лермонтову приписывается два экспромта 1841 года, высмеивающих Мартынова: «Наш друг Мартыш не Соломон» и «Скинь бешмет, мой друг Мартыш», а Мартынову — подобная же эпиграмма «Mon cher Michel».

Н. С. Мартынов умер в возрасте 60 лет и был похоронен в фамильном склепе рядом со Знаменской церковью в селе Иевлево. Лермонтов погиб на дуэли, которая произошла из-за ничтожного по нынешним понятиям повода. Саму дуэль и гибель поэта полнее и точнее всех описал секундант Лермонтова князь Александр Васильчиков.

Когда я возвратился, Лермонтов уже мертвый лежал на том же месте, где упал; около него Столыпин, Глебов и Трубецкой. Убийца Лермонтова тоже порывался написать воспоминания о поэте (как-никак он знал его много лет!) и, очевидно, хотел в какой-то мере оправдаться перед современниками и потомками.

Обстоятельства последней дуэли Михаила Юрьевича Лермонтова на первый взгляд хорошо известны. Пятигорск того времени слыл в столицах местом не только курортным, но и крайне модным. Все перечисленные были в тот роковой вечер у Перкальской скалы, когда Лермонтова не стало. Все они на следствии давали путаные показания. Да и князь позволил себе относительную откровенность только под занавес жизни, спустя почти полстолетия после гибели Лермонтова.

Даже Лермонтов, узнав о такой царской трактовке, попробовал: написал в 1841 году очерк «Кавказец». Это он послужил прообразом Долохова в романе «Война и мир» для Льва Толстого. Лермонтов оказался смелым и умелым офицером. Николай I не терпел дуэли и считал их варварством. Но один – особенный, и касается именно тех событий, что происходили летом 1841-го в Пятигорске.

ЛЕРМОНТОВ Михаил Юрьевич

Конечно, в свете знали о том, что Лермонтов в немилости. Многие современники, вспоминая Лермонтова, говорили, что в нем уживались два человека. Алексей, будучи на два года моложе Лермонтова, приходился ему дядей. Заходил к героической Катерине Ивановне и сам Лермонтов. Дальше других по этой дороге пошел, как ни странно, убийца Лермонтова. Компания у Лермонтова на водах подобралась разношерстная.

Несмотря на это, Столыпин стал секундантом племянника и в последнем случае. Секундантом Лермонтова был Михаил Глебов. Это Глебов по окончании следствия рассказал частным образом о том, как вел себя Лермонтов на дуэли. Процитировал последние слова поэта о том, что он стрелять в Мартынова не станет.

Представитель богатого рода Мартыновых, владевшего подмосковной усадьбой Мартыново-Знаменское (в дер. Иевлево, ныне Солнечногорского района). Двоюродный брат Мартынова — автор исторических романов М. Н. Загоскин. Его могила не сохранилась, так как в 1924 году в усадьбу переселилась Алексеевская школьная колония МОНО, ученики которой разорили склеп, а останки Мартынова утопили в ближайшем пруду.

Убийцей поэта стал его бывший товарищ по юнкерской школе Николай Мартынов. Увы, понятие чести в XIX веке имело и свои отрицательные стороны. Однажды на вечере у генеральши Верзилиной Лермонтов в присутствии дам отпустил какую-то новую шутку, более или менее острую, над Мартыновым.

Лермонтов остался неподвижен и, взведя курок, поднял пистолет дулом вверх, заслоняясь рукой и локтем по всем правилам опытного дуэлиста. Лермонтов упал, как будто его скосило на месте, не сделав движения ни взад, ни вперед, не успев даже захватить больное место, как это обыкновенно делают люди раненые или ушибленные.

Мартынов уехал прямо к коменданту объявить о дуэли. Черная туча, медленно поднимавшаяся на горизонте, разразилась страшной грозой, и перекаты грома пели вечную память новопреставленному рабу Михаилу. Столыпин и Глебов уехали в Пятигорск, чтобы распорядиться перевозкой тела, а меня с Трубецким оставили при убитом. В лермонтовском круге оказались князья Трубецкой и Васильчиков, корнет лейб-гвардии Конного полка Глебов, само собой, блистательный красавец Столыпин.

К Лисаневичу приставали с уговорами вызвать Лермонтова на дуэль и проучить. После этого, по мнению Мартынова, Лермонтов не раз выставлял его шутом и совершенно извёл насмешками. Это Глебов остался с телом Лермонтова под проливным дождем, когда Мартынов сразу после поединка уехал, а князь Васильчиков отправился в город за доктором и транспортом.